05:51 

The Passenger
天才肌
Я тут предавалась воспоминаниям, и поняла одну простую вещь - я рада тому, какая я теперь. И мое место - мое безоговорочно.
Все произошло вовремя. И я была разной - вовремя, глупой, эгоцентричной, хрупкой, чувственной, счастливой, разбитой.
Сейчас - все хорошо, правильно хорошо.


До двадцати двух
Восемь
Я помню,
Мечту
О необитаемом острове -
Там можно читать все время,
Там было бы
Хорошо.
Умирать – страшно.
Еще
Слушать
В темной комнате, зимним вечером,
У края кровати
На старом ковре, на который
Я пролила зеленку,
Как мама – плачет,
Ее
Неуязвимый образ
Рушится,
Падает ниц.
Как хорошо,
Что в восемь
Ты остаешься ребенком -
Дети не помнят лиц.

Одиннадцать
Я помню,
Как начали нравиться мальчики,
Потому что я – взрослая женщина,
Но не старая,
Старые – это после
Двадцати пяти.
(А еще – девочки, и это тоже страшно,
Но не страшнее, чем те
Зимние вечера.
Мама
Не приходит больше,
Ругается с папой – о деньгах,
О том, где их найти.
Я – мост между ними.
Я не хочу им быть).
Я помню –
Первые строчки,
Глупые и неловкие, как шаги
Маленького человечка,
О смерти больше не думаю –
Учусь жить.

Четырнадцать
Мама – просто друг.
Я – особенная.
Бог – где-то там.
Школа – скучно,
Можно и не учиться –
И так все сдам.
Я, кажется, все-таки девочка
С головы до пят.
Мальчики выросли
И от меня вдруг
Что-то хотят.

Пятнадцать
Как это – надо взрослеть?
Я – уже.
Больше – не хочу.
Кажется, мы бедные.
Ненавижу папу.
Нет – отца. Теперь я зову его так.
Я влюбилась.
Потом еще,
И еще.
Вроде – пустяк,
но
Детская нежность
Становится чувственностью -
Женственней,
Тоньше.
В поезде было жарко
И руки
У высокого
Рыжего мальчика
(Юноши)
Были горячие.
Я не хотела,
(Меня не спрашивали),
Но начала плыть.
С мальчиками – не надо больше.
(С девочками – может быть)

Шестнадцать
Мир рухнул, но это
Спрятано изнутри.
Непрошенный
Обет молчания.
Мама верит, что ей повезло
Со мной –
Обошлось
Без подростковой придури.
Маме просто не надо знать.
Она хрупкая, как стекло,
И снова плачет
Каждым
Зимним
Вечером.
Деньги – это страшно.
Почти как ярость.
Мир – пестрый,
Но черно-белым
Делится мной
На части.
Голос мой обретает
Неровную форму,
Устойчивый слог.
Я научилась прятаться
От разговоров -
Играю во взрослую,
Но это только предлог.

Семнадцать
Мне кажется,
Что моя жизнь –
Целая вечность.
Мама больше
Не плачет.
Стены дома – черные.
Этой семьи
Не было,
Так что нечему
Умирать.
Мой последний год
В детстве.
Дальше – самое страшное.
(Потом
жизнь меня долго топчет, пока
Не сравняет с землей -
До самолета
Семнадцатого октября)
Я учусь ненавидеть,
Больше всего – себя.

Восемнадцать
Год – мимо,
Но было полезно.
Я училась
Быть женщиной,
Училась носить
Новую шкуру.
Не получилось.
Просто
не влезла.

Девятнадцать
Армия.
Автостоп.
Еще
Год взаперти.
Дом, который мы строили,
Сгорел дотла.
Прости,
Я пыталась быть взрослой.
Но - не смогла.

Двадцать
Время повернуто вспять.
Было больно – до шрамов.
Не помню.
Не хочу вспоминать.

Двадцать один
Во мне – тишина.
Бога нет,
Зато
Язычник - смешной и теплый -
Рисует истории,
Громко ругается.
Я хлопаю дверью
Так часто,
Но чаще –
Почти до боли люблю.
Время близится к юбилею –
К новому сентябрю.
Нам плохо – но вместе.
Нет денег – но есть те дни,
Когда нам тихо
Вдвоем.
Уже поженились,
Ужас уже закончился.
Теперь – заживем.

Двадцать два

Мама не верит – я выросла.
А по-моему, детство
Еще не ушло.
Мне все так же страшно
И ярко.
Больно
И хорошо.

@темы: голос изнутри, счастье на завтрак, ужин и обед

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Let's live for today

главная